Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

22

не напишешь. Собирался, все приготовил, между тем в первой инстанции дело-то мы проиграли. Купчина принялся круто, на месте пошли недоразумения, ну, тут за мной немного не присмотрели, я впутался глупейшим образом. Вышла история, а купчине только и надо было: губернатор -- человек энергичный... Потом товарищи едва-едва успели все-таки поправить дело, а я уехал на время в некоторые северные города.

            -- И это было? -- спросил я.

            -- Было,-- ответил Алымов, слегка как будто застыдившись.-- Уж именно, что печальное недоразумение. Собственно, за темперамент. Положим, недоразумение рассеялось сравнительно благополучно, а все же залегла, полоска... Вернулся -- и тот, да не тот, и застал уже не то.

            -- Что же, собственно, изменилось?

            Алымов помолчал и вдруг опять спросил:

            -- Хотите тему для рассказа?

            -- Непрочь, хотя чужие темы вообще плохо годятся.

            -- Ну, я расскажу вам небольшой эпизод... Охотно уступлю вам, тем более, что у меня, пожалуй, ничего не выйдет.

            -- Постойте, да разве вы еще вдобавок и пишете?

            -- Пишу,-- рассмеялся он,-- впрочем, только в N-ском листочке. Видели такую газету?

            -- Не помню.

            -- Напрасно. Самая колоритная газета в России. Издается местным купцом -- мучник из Царицына. Начинает всегда тропарем дня. Продолжение составляет акафист местному начальству, конец -- что-нибудь о патриотизме. Понять ничего невозможно, а читателей слеза прошибает.

            -- А вы тут что же?

            -- А я -- что хотите: путевой набросок, что-нибудь по местной истории. Сливаюсь со средой -- это всегдашняя моя мечта. "Бытовое" -- это моя стихия. Недаром вот и вы признаете, что моя коряга -- настоящая керженская, волжская. Знатоки признают даже тину, которой она затянута, а какой-нибудь лапоть возбуждает географические споры... Ну, вот и настоящий, местный бытовой редактор прельстил меня. Скоро, пожалуй, умрет старина,-- исчезнет последняя оригинальная газета на Руси. Сын -- из второго класса прогимназии, ходит уже в спинжаке и пишет светским стилем. Те же акафисты, но уже не шевелят сердца...

         

      VII

           

            -- Вы говорили о теме.

            -- Да, как вам нравится заглавие "В ссоре с меньшим братом"? А мне кажется, что лучшего заглавия для современного рассказа не придумать. Охватывает все сверху донизу: и художника Алымова, и его приятеля мещанина Романыча, и правый, и левый фланги... Отовсюду теперь выгнали меньшого брата. Одни -- потому, что оправдал их надежды, ну, и попал на конюшню! Другие -- потому, что обманул ожидания. Не вышел своевременно на арену истории. Да, холодность теперь к нему необыкновенная... И драм на этой почве совершалось у нас, я вам скажу, без числа. Все только драмы какие-то незаметные, подпольные, что ли... Вот и сегодня, видели вы наш отчаянный абордаж. Это тоже последний акт такой же драмы. В лодочке сидят все исполнители: начиная с художника Алымова и кончая бедной Фленушкой, которая ни с кем, впрочем, не ссорилась; все имеем к меньшему брату более или менее серьезные иски... Недоумеваете, а между тем это так. Начнем с меня: вы согласитесь, что пострадал и хотя отчасти из-за собственной глупости и темперамента, но все же частью

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту