Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

6

сказал он нерешительно, и на его впечатлительном лице появился чуть заметный нервный румянец.-- Я встретил ее в Москве, в доме профессора N. Там было много народу...

            И пройдя еще несколько шагов, он спросил:

            -- Нравится она вам?

            Он с любопытством ждал моего ответа.

            -- Я не люблю таких лиц,-- сказал я.

            -- Каких?

            -- Холодных, что ли...

            -- Нет... у нее лицо не холодное,-- произнес Урманов задумчиво.

            -- И притом,-- продолжал я,-- я не люблю еще модниц.

            -- Она и не модница,-- продолжал Урманов с тем же выражением.-- У профессора N она была одета совсем просто...

            -- Но теперь не просто... Даже шляпа в каких-то висюльках... А вам она нравится? -- спросил я в свою очередь.

            -- Нравится,-- просто сказал Урманов.-- Она оригинальная, не похожая на других... Я не люблю стриженых.

            Девушка, уехавшая на Волгу, не была стриженая, но это замечание Урманова прозвучало для меня неприятно.

            -- Стриженые лучше щеголих,-- возразил я.

            Урманов все с тем же несколько задумчивым видом, глядя куда-то в сторону, ответил:

            -- Она не щеголиха и не нигилистка. Это модное платье... Это она для отца. Она -- дочь старого генерала...

            Это показалось мне почему-то неожиданным, но я тотчас же решил, что это так и должно быть...

            -- Генеральская дочка,-- сказал я с иронией...-- Оно и видно.

            Урманов живо поднял голову.

            -- Нет, послушайте, Потапов. Вы ошибаетесь, -- сказал он.-- Она не просто генеральская дочка... Ее история -- особенная... Только, пожалуйста, пусть это останется между нами. Я слышал все это от жены профессора N и не хотел бы, чтобы это распространилось среди студентов. Она действительно дочь Ферапонтьева... То есть, собственно, он не Ферапонтьев, а Салманов... Но она -- американка...

            -- Как же это? -- удивился я.

            -- Да... Это, конечно, оригинально. Она совершенно разошлась с отцом в убеждениях, сошлась с одним господином, тоже отказавшимся от аристократических предрассудков, и оба они уехали в Америку. Он основал какую-то контору в Бостоне... Что-то такое... какие-то изобретения... Но дело, собственно, не в конторе самой по себе... У них какие-то общие цели, какая-то идея, для которой прежде всего нужны средства... Вообще, подробностей я не знаю... Сначала дела шли хорошо, потом вышли неудачи. Дело полетит к чорту, если не удастся достать денег...

            -- У отца?

            -- Да. Только уж это совсем между нами... Собственно, деньги у нее есть... Свои собственные, по завещанию матери. Но завещание как-то там обусловлено по настоянию генерала: деньги дочь получит по его личному распоряжению, или в случае его смерти... или наконец... свинья этакая! -- по вступлении в законный брак в России.

            -- Что ж? Почему ей не выйти здесь за этого американца?

            -- Нельзя,-- ответил Урманов, задумчиво ломая мимоходом зеленую ветку.-- Он уже женат. Давайте присядем. С делом еще поспеем.

            Мы были в конце аллеи и уселись в тени на скамейке. В другом конце дорожки генерал с дочерью повернули обратно, и опять пятна света мелькали на серой тужурке генерала и на светлой дамской фигуре... Они тихо приближались

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту