Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

14

ребенок был у нее на одной руке, сигнальный фонарь в другой... Заговорили рельсы, тихо, тонко, чуть слышно, как будто что-то переливалось под землей. Потом это перешло в клокотание, и через две минуты тяжелый поезд прогромыхал мимо платформы.

            Баба ушла в будку. Тусклым светляком приполз сторож, возвращавшийся с линии. Он поставил фонарик на скамейку, огнем к стенке и тоже скрылся в избушке. Огонь погас. На линии все стихло. Только огоньки по направлению к Москве тихо мерцали, смешиваясь и переливаясь.

            На душе у меня были такие же синие сумерки, пронизанные живыми огоньками.

         

      VIII

           

            Я исполнил просьбу Валентины Григорьевны и вскоре пришел к генералу. По обыкновению, мы сели за шахматы, но генерал играл довольно рассеянно. На веранду из сада поднялись Урманов и Валентина Григорьевна и прошли через столовую во внутренние комнаты. Оттуда послышались звуки рояля... Генерал собрался сделать ход, поднял одну фигуру и задержал ее в воздухе. При этом он пытливо посмотрел на меня и сказал:

            -- Вот что... того... Вы сын моего друга... почти родственник... Скажите... вы товарищ этого... господина Урманова?

            -- Он уже почти кончил курс, -- ответил я, -- а я только перешел на второй...

            -- Да, да... конечно... Ну, все же вы знаете... Что он?.. Кажется, человек того... порядочный... На хорошей дороге... что?

            -- Его оставят при академии...

            -- Это что же значит?

            -- Он готовится к профессуре.

            Генерал одобрительно мотнул головой. Звуки рояля стихли. Валентина Григорьевна заглянула в комнату и сказала:

            -- Папа, чай на столе...

            -- Хорошо, мы сейчас кончим.

            Он опустил фигуру, которую держал в руке, и сказал:

            -- Шах королю...

            -- Я возьму королеву...

            Генерал вдруг пришел в раздражение.

            -- А, чорт... Я сдаюсь... Я сегодня не могу совсем играть... Не до игры... Так вы говорите?.. того... Мне ведь не с кем посоветоваться... жена умерла... Если бы у меня был сын, тогда того... было бы просто: определил в полк, и кончено. А тут... дочь... Родных никого... Ну, что толковать! Пойдем пить чай...

            Он поднялся все с тем же брюзгливым видом, и мы перешли в столовую. Валентина Григорьевна сидела за самоваром, Урманов около нее. Войдя в комнату, генерал остановился, как будто собрался сказать что-то... даже лицо его настроилось на торжественный лад, но затем он нахмурился, сел к столу и сказал:

            -- Ну, я того... согласен...

            Всем стало вдруг отчего-то неловко... Урманов поднялся с места и поклонился генералу.

            -- Поверьте, Григорий Николаевич,-- сказал он,-- что я высоко ценю честь, которую...

            Генерал, повидимому, готов был выслушать со вниманием то, что он хотел сказать, но Валентина Григорьевна протянула полный стакан и сказала Урманову:

            -- Передайте, пожалуйста, отцу...

            И потом прибавила:

            -- Спасибо, папа... Ты знаешь, я не люблю формальностей и чувствительностей.

            Генерал рассердился... Ложечка в его руке задребезжала . о края стакана.

            -- У нас все не по-людски... Того... Сегодня я позвал Федотовых... Надо объявить... Не окруткой, того... выдаю дочь... Не

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту