Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

22

что-то, при виде этого зрелища остановился как вкопанный. В его глазах забегали веселые огоньки.

            -- Сдаюсь! -- воскликнул он, -- смиряюсь перед указанием свыше: вот сын народа, которого предстоит разбудить. При сем случае можем произвести и надлежащий эксперимент. Итак, господа, -- заговорил вдруг Чубаров, подходя к Прошке и принимая позу и тон одного из профессоров, -- прошу внимания.

            Семенов нетерпеливо повел плечом и хотел пройти далее, но кружок, увлеченный внезапной выходкой Чубарова и мастерским подражанием, шумно стеснился вокруг спящего Прохора. Семенов вяло остановился несколько в стороне.

            Чубаров вынул полубутылку и, употребляя ее вместо указательной палочки, уставил ее в Прохора.

            -- Silentium {Молчание. (Ред.).}. Начинаю. Перед нами, господа, на лоне природы в самой непринужденной и натуральной позе лежит редкий экземпляр... Homo primitivus {Примитивный человек. (Ред.).}, непосредственная натура, сын народа... Прошу не перебивать!.. Дальнейшие определения -- вид, подвид и индивидуальность -- будут введены мною своевременно. Итак, общий родовой признак стоит вне сомнений: сын народа...

            Прошка слегка зашевелился. Окружавшая его толпа и густой бас Чубарова, раскатывавшийся в воздухе, вызвали в нем некоторое беспокойство. Он повернул голову и открыл один глаз, потом закрыл его, взглянул опять, потянулся, поднял голову и, бог знает зачем, крякнул. Среди молодежи послышался смех.

            -- Он проснулся, -- заметил Чубаров. -- Тем лучше, ибо это дает нам возможность предлагать ему вопросы. Пункт первый. Ответствуй, Прохор: твое звание? Жулик?

            -- Пшол к чорту! -- пробурчал Прошка, еще не вполне ориентировавшийся в этом странном положении.

            -- Проанализируем, господа, его ответ. Он великолепен; из него мы видим, что Прошка верит, во-первых, в существование чорта; во-вторых, вы видите, что он не отрицает своей профессии, не негодует, не лжет. Он просто посылает нас к чорту, разумея довольно резонно, что мы суемся не в свое дело. Однако в интересах научного исследования продолжим. Прохор! Пункт второй: понимаешь ли ты, что твое ремесло не вполне одобрительно?

            Прошка был удивлен и рассержен. Он приподнялся на локте и сказал:

            -- Слышь, Чубаров, в морду хочешь?..

            -- Именно этого и ожидала от тебя наука, -- снисходительно поддакнул Чубаров, и среди слушателей раздался шумный смех.-- Он не отвечает на вопрос, ибо столь сложные нравственные понятия недоступны его простому разуму, не испорченному гнилой культурой. Теперь, если наука меня не обманывает, я могу предсказать ответ на третий и последний вопрос. Это будут элементарные мышечные рефлексы.

            Элементарные рефлексы наступили даже ранее, чем был предложен третий вопрос. Прошка поднялся и стал засучивать рукава, отставив для устойчивости одну ногу. Намерения его были очевидны, но Чубаров, с апломбом истинно ученого человека, остановил эти приготовления.

            -- Постой, -- сказал он. -- Опыт кончен, от тебя не требуется ничего более. Выпей, брат, на здоровье и за процветание науки.

            С этими словами Чубаров передал удивленному Прошке полубутылку, которую держал в руке.

            Затем он слегка качнулся и

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту