Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

24

виднелась надменная усмешка и как будто усталость. Он беззаботно насвистывал какую-то песенку и ловкими взмахами хлыста срезывал слабые ветки ветел, росших по одну сторону плотины. На встречную кучку студентов он поглядел равнодушным, несколько надменным взглядом. Только заметив Чубарова, он весело улыбнулся.

            -- Куда же вы с этим? -- сказал он, указывая взглядом на кулек. -- Кажется, не по назначению?..

            -- Да, мы тут... заговорились немного,-- сказал Чубаров, чувствуя облегчение от встречи с колоритной фигурой старого студента. -- Теперь я с вами обратно... Вы, конечно, тоже к Воронину?..

            -- Да... Вчера я немного... смалодушествовал, -- ответил Арфанов. -- Кажется, -- прибавил он, -- мы немного пошумели с Вильфридом. Да?..

            Он искоса посмотрел на Чубарова вопросительным взглядом, но его тонкое лицо оставалось сдержанно. Чубаров вспомнил, что во время пирушки Арфанов устроил дикий дебош. Во хмелю он был совершенно неистов и на другой день ничего не помнил. Вчера пьяные товарищи силой удалили его из своей компании. Но теперь, глядя на его спокойные, изящные черты, Чубаров не решился напомнить об этом и сказал только:

            -- Да, было кое-что... Так, пустяки...

            -- Куда же это вы шли сейчас? -- спросил Арфанов.

            -- А! Чорт знает куда! -- ответил Чубаров с кислым видом. -- Кажется, ко граду взыскуемому.

            Тонкая улыбка шевельнула красивые мягкие усы Арфанова.

            -- С кульками? -- спросил он. -- Но вы что-то сильно не в духе?

            -- Будешь в духе...

            И, поддавшись дурному настроению, которое так и не нашло исхода в какой-нибудь выходке по адресу Семенова или всего кружка, он стал изливать свою досаду перед Арфановым.

            -- Чорт знает... Настроение какое-то... особенное. Пошутить нельзя. Грех, и сейчас высокие слова... Просто удавиться с тоски впору... Ей-богу...

            -- Что же, собственно, случилось?..

            -- Да ничего особенного. Видите ли... Купил я эти все истории, -- он указал глазами на кулек, -- иду назад к Воронину. Братия ждет, конечно, с нетерпением. На беду, гляжу: ползут наши из Москвы. Сходка там была... Полиция нагрянула... Протокол... Идут и договаривают тут дорогой, чего там не договорили... Все о том же предмете: Magnus ignotus... великий незнакомец, именуемый народом. Роль интеллигенции -- пробудить его от векового сна... Теоретик тут с цитатами из Спенсера, Гурьянов с пифийскими изречениями, которые Семенов пытается комментировать. Ну, меня нелегкая дерни вмешаться спьяну-то... Слово за слово -- полезли на стену... А тут, кстати или некстати, у самой нашей дороги -- Прошка...

            -- Жулик?

            -- Ну да. Лежит вон там у вала, по тропинке к даче Воронина, в ложбиночке. И лежит, подлец, во всей непосредственности. Спит, как младенец, и морду выставил на солнце. А тут речь идет как раз о возможном пробуждении народа для великого будущего... Ну, понимаете... Тема соблазнительная...

            У Чубарова в глазах забегали веселые огни...

            -- Я им, так сказать, in anima vili {На простейшем существе. (Ред.).} прочел небольшую лекцию в тоне профессора Лемана...

            Арфанов захохотал вдруг сразу необыкновенно красивым и заразительным смехом. Он

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту