Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

1

            -- Семен Лексеич, а Семен Лексеич, -- говорит здоровенный парень в красной запыленной рубахе, стоящий в беспечной позе на мостике. -- Что ж ты меня обошел? Ряди, что ли... Чем я тебе не работник?..

            Семен Алексеевич, юркий, подвижной, еще не отъевшийся мелкий подрядчик, оборачивается на зов, но тотчас же сплевывает...

            -- Даром не надо,-- говорит он угрюмо.-- Видали уж... Первый головорез по всему плесу, -- говорит он, поворачиваясь доверчиво ко мне. -- Всю артель подлец взбулгачит...

            Бурлак смеется, скаля белые зубы, сверкающие на бронзовом, загорелом лице.

            -- Знаешь? -- говорит он насмешливо.--Мы тоже знаем вашего брата. На пятак рублей ищете...

            Возвратясь к берегу, мы застаем "Любимчика", отведенным от пристани. Два дюжих матроса тянут его корму за канат, точно за хвост, возбуждая этим вялое остроумие соскучившейся в ожидании публики. У пристани же стоит кашинский "Михаил", пыхтя отработанным паром.

            Через час "Михаила" уже не видно за горами, а наш все так же покачивается, скрипит и охает.

            -- Скоро ли? -- спрашиваем мы.

            -- Теперь, должно быть, петерсоновского парохода с Ветлуги дожидается.

            -- Это зачем?

            -- Конкуренцыя. Чтобы, значит, побольше народу обобрать, тому, петерсоновскому-то, поменьше останется.

            -- А тот тоже станет дожидаться, чтобы этому было поменьше?

            -- Ну-ну. Известное дело -- конкуренцыя!

            -- Да вам, -- подходит ко мне, как-то боком, все тот же грызущий семечки пассажир, -- вам, ежели к спеху дело, -- до завтра бы подождать.

            -- Это как же? К спеху и вдруг -- подождать.

            -- Завтра петерсоновский "Николай" пойдет... А-а-ат-лич-нейший пароход...

            -- Да ведь завтра я буду уже в Воскресенском.

            -- Не будете, -- говорит он зловеще. -- "Николай" вас на дороге обгонит.

            -- Когда вы с ума сойдете -- вот когда нас "Николай" обгонит, -- резко обрывает его Никандр Иваныч, незаметно подошедший сзади. -- "Николай"-то теперь еще у Варнавина, а у нас и свисток сейчас. Эй, подавай первый свисток... А вы -- ежели ехать желаете, пожалуйте, берите билет... А то тут вам тереться, народ смущать, нечего. Шаромыжники вы, вот что!..

            -- Петерсоновский это... Подосланный, -- говорят между собой матросы. -- Шею бы намять по-настоящему... Не отбивай потому что...

            -- Теперь скоро? -- спрашиваю я.

            -- Как же не скоро, когда уж и свисток дали.

            -- А на гору, -- испытываю я опять, -- сходить успею?

            -- На гору?.. На гору успеете. У нас ведь не как у других, что дадут три свистка да и отчаливают. Мы еще после трех свистков тревожные подадим, чтобы наши пассажиры сходились.

            И затем, помолчав, прибавляет:

            -- Конечно, господин, по такой реке, такие и пароходы. А что у нашего ход не хуже, чем у "Николая", это я вам могу вполне утвердить...

            Меня, впрочем, нисколько не пугают инсинуации тайного агента сопернической компании. Я никуда не тороплюсь. Я люблю проселочные дороги, тихо плетущуюся лошадку, наивный разговор ямщика под шум березок, захолустные, лесом поросшие речки. Еще с ранней юности остались у меня в памяти обрывки стихотворения какого-то неизвестного

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту