Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

22

умница, -- сказал я помягче. -- Мы тебе дурного не сделаем. Скажи, как поближе пройти в вашу деревню...

            -- Э-эвона... деревня-то...

            Действительно, сделав несколько шагов, я увидел из-за кустов избушки деревни, сверкавшей окнами на вечернем солнце.

            -- А тебе кого? -- спросила девочка смелее и с любопытством.

            -- Да нам бы вот чаю напиться, да, может, переночевать... Дело к вечеру, а плыть нам далеко.

            -- Переночевать? Ступай к Дарье Ивановне.

            -- А где она?

            -- Дарья Ивановна-то? Да ты Дарью Ивановну разве не знаешь?

            -- Да я здесь не бывал никогда...

            -- Ну, не бывал, так где тебе и знать. Погоди, мужик ейный, Дарьи Ивановнин, тут недалече. Тятька, ау! Степан Федора-а-ач!-- крикнула она нараспев, повернувшись к реке.

            -- А-а-а-ау! -- отозвался откуда-то издалека глухой мужичий голос.

            -- Подь, Степан Федора-а-ач, суда-у!..

            Через минуту на берегу показалась фигура мужика, без шапки, с лохматыми волосами, босого и с грудою сетей на спине. Он шел, опустив голову, покачиваясь, будто сонный, и несколько раз споткнулся на ходу. Девочка смотрела на него смеющимися глазами.

            -- Вишь, шатает его. Ты, может, подумаешь -- пьяный он! Нет, не пьяный, а ночи не спит,-- все на реке, на сеже, сидит -- рыбачит. Снял у мужиков воды в кортома, вот тут повыше омутов. Мамка, Дарья Ивановна, говорит: "Не снимай", а он не послушался: "Сниму",-- говорит. Пять рублей отдал. А рыба, слышь, и нейдет к нему... Вот он и старается...

            -- Да он тебе тятька, что ли? -- спросил я, удивляясь, что она зовет мужика то тятькой, то по имени и отчеству.

            Девочка не ответила. В это время рыбак, немолодой, угрюмого вида, подошел уже к нам; не скидая сетей, он остановился, посмотрел на меня отяжелевшими от бессонницы глазами и спросил:

            -- Чьи будете?

            -- Нижегородский,-- ответил я.-- Мне бы переночевать.

            -- Можно. Ступай, когда так, за мной.

            И он пошел вперед, все так же спотыкаясь на ходу, будто вот-вот свалится и заснет у тропинки.

            -- Опять ни одной рыбешки не поймал,-- сказала девочка.-- Мотри, свалишься еще...

            Мужик промолчал. Мы вышли в улицу небольшой деревнюшки. Окна ее смотрели на реку, а задворки подходили вплоть к лесной опушке.

            "Глухой, медвежий угол",-- подумал я невольно, взглядывая на своего сурового провожатого.

            Хозяйка Дарья Ивановна встретила нас, впрочем, очень приветливо и радушно.

            Это была совсем еще молодая на вид женщина, с ласковыми, спокойными приемами и добрыми красивыми глазами, в которых по временам, когда она взглядывала на дремотного мужика, искрилась лукавая усмешка, как и у девочки. Степан Федорыч как-то уныло уселся на лавке и клевал носом.

            -- Много ли наловил? -- спросила хозяйка и переглянулась с девочкой; обе при этом улыбнулись.-- Эх ты, горе-рыбак! Слушался бы меня, лучше бы было.

            -- Говори! -- ответил Степан угрюмо.-- Вот пойдет из омутов -- поспевай только вынимать.

            -- Неужто опять сидеть станешь всю ночь?

            -- Пойти изготовить снасть.

            Упрямый мужик поднялся и сонно поплелся из избы, а хозяйка стала хлопотать около самовара. Девочка

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту